Previous Entry Поделиться
Зашифрованное подполье. Оружие, наркотики и личности на продажу в русском «глубоком интернете».
koreanst
Предлагаю к прочтению статью, где затрагивается важный аспект современной оружейной культуры, а именно нелегальная торговля оружием, которая тоже идет в ногу со временем и использует самые интересные разработки из мира IT. (Статью пришлось порезать, ссылка на полную версию внизу поста)



Внимание. Производство, сбыт, а также другие операции с наркотическими средствами и психотропными веществами караются законом (см. статьи 228–231 Уголовного кодекса Российской Федерации). Незаконные приобретение, хранение и продажа оружия предусматривают уголовную ответственность, описанную в УК РФ (статья 222) — равно как и подделка документов (статья 327). Редакция «Медузы» осознает, что некоторые из героев материала занимаются незаконными действиями, однако считает тему «глубокого интернета» достаточно важной, чтобы подробно ее исследовать — и поделиться результатами этого исследования с читателями. Cо всеми героями текста журналист «Медузы» общался в зашифрованных чатах; они отказались встречаться лично и называть свои настоящие имена.

Закладка с пистолетом

Автомобиль остановился на обочине рядом с лесом недалеко от МКАД. Из него вышел мужчина со свертком. Он оглянулся и подошел к нужному дорожному знаку, положил сверток с пистолетом и патронами на землю, набросал сверху листьев. Через несколько часов покупатель, знавший про ориентир, забрал «закладку».

Для «закладчика» это уже был обычный ритуал — последние годы он вел двойную жизнь. Семья, друзья, коллеги по работе знали его как любителя дачного отдыха. Он никогда не рассказывал им о том, что уже несколько лет арендует в центре Москвы звукоизолированную мастерскую, где собирает огнестрельное оружие для продажи в «глубоком интернете».

Он попал в русскоязычный Deep Web около пяти лет назад. Его интересовало все, что нельзя найти в обычном интернете: изготовление печатей, паспортов, наркотиков, оружия. Он зарегистрировался на Runion, одном из крупнейших форумов «глубокого интернета» в России, под ником Korabas. Зайти на форум можно было через Tor — шифровальную программу, которая, как гарри-поттеровская мантия-невидимка, скрывает пользователя и позволяет заходить на сайты, не индексирующиеся обычными поисковиками. Технологию, на которой работает Tor, создали в лаборатории американского флота в середине 1990-х для защиты американских госучреждений в сети; впоследствии она была рассекречена и передана независимым разработчикам. Сейчас программа — один из самых эффективных способов обходить цензуру в интернете и сохранять анонимность. В 2013-м именно с помощью Tor Эдвард Сноуден передавал часть документов репортерам, журнал The New Yorker использует его для сбора информации от анонимных источников.

Изучив форумы, Korabas собрал себе по найденным инструкциям пистолет. На производство ушло больше денег, чем он рассчитывал. Он выставил оружие на продажу, его внезапно купили очень быстро — и тогда Korabas решил не останавливаться и попробовать подзаработать.

Пользователь анонимно арендовал мастерскую, купил несколько станков и дрели. Правда, помещение не отапливается, поэтому комфортно работать получается только весной и летом. «Когда есть заказы, приходится посидеть и зимой», — говорит он. Рассказывая свою историю, Korabas часто использует аббревиатуру «емнип» («если мне не изменяет память»).

Бизнес быстро развивался — вскоре Korabas нашел продавцов различных патронов и начал делать глушители. Со временем Korabas стал одним из основных торговцев оружием на Runion. Пока другие занимались перепродажей, Korabas покупал сигнальные пистолеты и переделывал их под патроны 9×18 миллиметров — одни из самых распространенных в СНГ. После переделки очередного пистолета Korabas обычно надевает на него глушитель и отстреливает прямо в мастерской в центре города — «лень возить каждый пистолет в лесополосу на испытания». «В кино пистолеты с глушителем стреляют беззвучно, в реальности же в лучшем случае глушится 50% [шума]», — рассказывает он.

Продажа оружия в Tor для него — хобби: цены в «магазине» начинаются от 60 тысяч рублей, выходит по одной-две сделки в месяц, так что годовая прибыль получается в районе 500 тысяч. «На квартиру точно не заработаешь», — пишет Korabas и ставит три закрывающие скобки: смеется. Хобби, впрочем, любимое: продавец и сам периодически выезжает пострелять за город. «На стрельбу не беру деньги из семейного бюджета, трачу только то, что заработал в Tor».

Korabas понимает, что его в любой момент могут задержать, а потом посадить на много лет, — и ведет себя крайне осторожно. Его компьютер работает наLinux, жесткие диски зашифрованы, в сеть он выходит через Tor, заработанные деньги снимает с пластиковых карт за границей — эти карты выпущены на людей, которых сам Korabas не знает.

Похожей жизнью в русскоязычном Tor живут тысячи людей. Только на Runion ежедневно заходят две-три тысячи человек. Администраторы и продавцы в Tor, которые часто занимаются деятельностью, подпадающей под уголовное законодательство, крайне редко общаются с журналистами — они считают, что любой неосторожный контакт может привести к поимке спецслужбами.

18 июня 2016 года с «Медузой» связался представитель Runion, крупнейшего русскоязычного форума в «глубоком интернете». Он предложил взять интервью у «одного из самых уважаемых и влиятельных людей русскоязычного сегмента так называемого глубокого интернета». Им оказался Nikkon — человек из администрации форума, в работу которого входит гарантирование сделок: он следит за тем, чтобы продавали то, что заявляют, и по условленной процедуре. В эти же дни Госдума начала рассматривать«пакет Яровой» — группу «антитеррористических» поправок, которые в том числе наносят удар по приватности в интернете (24 июня 2016 года Госдума его приняла, 7 июля 2016 года документ подписал Владимир Путин). Намерение поговорить представитель Runion объяснил в том числе своим желанием донести до аудитории: Tor безопасен для общения — и там собираются не столько педофилы и продавцы наркотиков, сколько люди, которые ценят свободу распространения любой информации.





Хадия Улумбекова



Изумруды в подарок

В один из осенних вечеров 2014 года Nikkon сидел в номере московского отеля, пил вино и читал свой форум. Закончив дела раньше, чем планировал, он ожидал самолета, который вылетал только через день. Во время командировки он часто думал о подарке для своей девушки — «хотелось чего-то небанального».

Один из знакомых по Runion обратился к нему с неожиданным предложением — помочь с продажей партии изумрудов (согласно статье 191 УК РФ, запрещен незаконный оборот природных драгоценных камней).

Как официальный гарант форума, Nikkon периодически проводил сделки по продаже наркотиков и оружия: проверял товар и получал процент, зарабатывая от трех с половиной тысяч долларов в месяц. Впрочем, работой это администратор Runion все равно не считает. «Доходы от этой деятельности и основная зарплата, увы, несравнимы, — говорит он. — Может быть, учитывая темпы роста рынка, через пару лет [ситуация изменится]».

Nikkon ответил знакомому, что согласен на сделку. В его задачи входило принять деньги покупателя, подтвердить их наличие и дождаться от продавца отмашки о передаче товара; качество самих изумрудов проверил другой человек.

Заканчивая сделку, он решил купить немного драгоценностей для подруги. Nikkon впервые оказался в «шкуре клиента»: как и любой человек, поднимающий «закладку», он волновался, что может случайно нарваться на полицейский патруль. Впрочем, обошлось.

К тому моменту Nikkon провел на форуме около года. Туда он перешел с форумов кардеров — мошенников, ворующих деньги с пластиковых карт. В начале 2000-х существовали десятки англоязычных и русскоязычных интернет-форумов, на которых открыто обсуждались способы мошенничества; кардеры иногда зарабатывали десятки тысяч долларов. К середине прошлого десятилетия, вспоминает Nikkon, форумы стали закрываться один за другим, а их завсегдатаев начали сажать. Некоторые из них после выхода из тюрьмы сменили область занятий и стали зарабатывать на кибербезопасности. Например, белорусский кардер Дмитрий Насковец создалв Нью-Йорке компанию, которая ищет уязвимости в корпоративных сетях. В 2016 году журнал Wired рассказалисторию украинского хакера-перебежчика Максима Попова — он помогал ФБР бороться с главным кардерским сайтом планеты Carderplanet. Попов мониторил секретные чаты, помог арестовать одного из продавцов, но потом разругался с ФБР и уехал обратно на Украину, где тоже сделал компанию, занимающуюся кибербезопасностью.

Nikkon рассказывает, что сам не занимался кардингом, а «только читал и интересовался». В Tor он оказался из-за «тяги к знаниям, не доступным в открытых источниках». В тот момент, по его воспоминаниям, Tor представлял собой «хрестоматийное собрание предрассудков, тянущихся за ним до сих пор»: детское порно, пугающие загадочные страницы — вроде игр-лабиринтов со звуковым сопровождением, на котором плачут дети. Из-за подобных сайтов «глубокий интернет» быстро вошел в подростковую мифологию русскоязычных нетсталкеров (исследователей интернета) как место, где на «особых уровнях» можно найти истину. В своих роликахнетсталкеры рассказывают о последнем уровне «глубокого интернета» — «тихом доме», где якобы хранится информация «о боге/смерти/жизни и все, что только захотите». В него же верят участники так называемых групп смерти, неоднозначный материал о которых опубликовалав 2016 году «Новая газета».

Изучая сетевое подполье, Nikkon наткнулся на англоязычный форум со статьями о шифровании и наркотиках. В разговоре с «Медузой» он описал найденное как «богатство» — из-за «неклассической» тематики. Потом нашлись и другие — многие из которых, впрочем, быстро прекращали свое существование. Nikkon помнит, например, падение Freedom Hosting: в 2013 году владельца серверов, где размещались десятки Tor-сайтов, арестовали иназвали «крупнейшим посредником для распространения детской порнографии на планете». Собеседник «Медузы» назвал закрытие проекта «первым серьезным ударом по Tor». ФБР после заявляло, что контролировало серверы еще до ареста владельца.

Уязвимость Freedom Hosting напугала многих и в русскоязычной части Tor — впрочем, ущерб ограничился несколькими рухнувшими сайтами. Основные площадки — ими стали четыре сайта: Runion, RAMP, R2D2 и Amberoad — продолжали работать. Их создатели ориентировались на своих англоязычных коллег — и в первую очередь на сайт Silk Road, вокруг которого к тому времени уже сформировался своего рода культ.

«Есть проблемы, бро? Тебе нужен ствол»: экономика «глубокого интернета»

За время работы на Runion через Nikkon, как гаранта, прошли десятки сделок, но больше других ему запомнились большая партия ЛСД, которая после химического анализа оказалась вовсе не тем, что заявлял продавец, и «самый настоящий ПТРК» (противотанковый ракетный комплекс). «Кому и зачем он понадобился — ума не приложу, — рассказывает он. — Может, кто-то просто про запас брал, а может, когда-нибудь прочитаем об этом в новостях :)»

Собеседники «Медузы», владеющие в Tor магазинами, говорят, что наркотики занимают 90% всех продаж в глубоком интернете. Еще 5% приходится на оружие, остальное — поддельные документы и прочее.

Nikkon, химик по профессии, рассказывает, что периодически дискутирует с другими специалистами о запрете на публикацию в Tor «общественно опасных» инструкций для изготовления взрывчатки, в синтезе которой легко ошибиться, что приведет к жертвам. У самого администратора Runion однозначного мнения на этот счет нет; хотя Nikkon склоняется к тому, что «человек должен иметь возможность постоять за себя». Это распространенная позиция в мире «глубокого интернета». Один из самых известных в мире проповедников свободного распространения информации Коди Уилсон выпустил в 2012 году пистолет Liberator, который можно распечатать на 3D-принтере. За это Wired включал его в список самых опасных людей мира. В 2016-м Уилсон обещает выпустить аналогичную полуавтоматическую винтовку.

«Я ни разу не интересовался, зачем у меня покупают оружие. — говорит Korabas. — С покупателями приходится общаться, и всегда складывается впечатление, что они люди неглупые, раз освоили Tor, шифрование и биткоины. Образованные люди берут оружие для себя, просто чтобы было. Никакого отсева и цензуры на продажу [нет]».

«Я не спрашиваю у людей, зачем им оружие, — говорит „Медузе“ один из главных продавцов оружия на территории СНГ Baron_black. — Роль оружия в смертности граждан сильно преувеличена. Сигареты и алкоголь убивают в сотни раз больше людей, чем редкие психопаты, открывшие огонь по толпе. Государство запрещает людям владеть оружием, потому что его можно применить для защиты от тирании со стороны собственного правительства».

Помимо пистолетов Baron_black продает стреляющую «шпионскую ручку», которую легко пронести на любое мероприятие или в самолет. О своем магазине Baron_black снимает видеоролики. В одном из них он тестирует оружие в лесу под песню: «Есть проблемы, бро? Тебе нужен ствол. Живешь на районе? Тебе однозначно нужен ствол».

Можно найти в Tor и более экзотические товары, чем оружие и наркотики. Например, здесь есть специалисты, которые по заказу создают новую личность.

Даниил Туровский

Москва

Источник
Метки:

?

Log in

No account? Create an account